+||CD||+
"- Так кто же ты, наконец? - Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Гёте "Фауст"
Когда есть, что сказать, нужно говорить. Не обязательно нужному человеку, не обязательно в лицо, не обязательно даже вслух. Скажи себе. Напиши записку, сделай открытку, главное — вложи в то, что ты делаешь, все чувства, о которых хочется кричать или плакать.
Так станет хотя бы чуточку легче, и ты получишь перерыв до нового приступа....
Мне хочется многое сказать, но каждый раз я путаюсь в собственных мыслях. Я вспоминаю одно и другое, несколько нитей ведут меня на пути к прошлому, словно канатные поручни моста, протянутые над пропастью. Но, рано или поздно, какой-то из канатов обязательно обрывается, унося с собой часть дороги, и ты висишь, вцепившись всеми силами, на тонкой
паутинке, единственно важной в этот момент.
Я много думаю о тебе, когда время застает меня в дороге. Я сижу, повернув голову к окну, хотя давно выучила маршрут, а в голове проплывают моменты, маленькие зарисовки нашего счастья. Я боюсь включить музыку, ведь тогда выбор дороги останется не за мной, и я просто слушаю что-то, что никогда не споет мне о тебе.
Люди заходят в вагон, я поворачиваюсь к ним, ловлю взгляды, поправляю волосы. Смущенной улыбки нет, ей уступает холодный взгляд, словно я надела линзы, но такие толстые, как стекла очков, что им ух точно не повредит никакая пылинка. Я горько улыбаюсь уголком губ, когда злюсь на тебя за что-то, или морщу носик, в который раз отвергая твой способ жизни.
Транспорт останавливается на нужной остановке сам или если я все-таки отваживаюсь попросить остановки, своим ли выкрашенным в черный силуэт в круглом безобразии хитрого зеркала в водительской кабинке или робкой просьбой с добавлением уважительных слов.
Я не надеваю наушники, только заправляю их за изгибы шеи так, чтобы тонкие мембранки направляли волну звука в направлении моих ушей. А вот эта сережка-тоннель, помнишь? Ты мне ее сделал....
....мы сидим в комнате при зажженном свете, хотя минут десять назад он только бы помешал. Ты делаешь мне операцию, а я сижу, вцепившись руками в твое бедро и заранее громко трусливо кричу. Я хочу показаться милой, маленькой беззащитной девочкой, но ты этого не видишь или не воспринимаешь. Тогда я кладу голову тебе на плечо и говорю, что люблю тебя....
Я выхожу из метро и поправляю наушники. Я снова не взяла с собой шляпу, но голова все равно будет болеть, так что не страшно, зато со мной музыка. За что-то я полюбила это место: просторная пустошь прямо посреди города, тихо, как будто рядом не проходит оживленная автострада и еще одна не обнимает этот заповедник по одной из сторон. Я подхожу к большой лестнице и спускаюсь по ступенькам, замечая на них подписанные стрелочки голубой краской, ведущие к чьему-то признанию.
Вот дерево, под которым сидели мы. Вот еще одно, там их несколько и под ними уютный тенек. Там тоже сидели мы, но совсем другие. Вот лежащее на боку деревянное колесо, его я тоже запомнила, как и те разросшиеся кустарники рядом с полем, которое я про себя назвала «марихуаной».
«Это просто до-ождь, он тихо плачет за моим окном.
Это просто дождь, реальность обернулась страшным сном.
Это просто дождь, он оставляет раны на моей груди.
Это просто дождь. Хватит, слышишь?? Хватит.... Уходи!»
Интересно, а почему ты никогда не интересовался моим пением? Я что-то иду, мурлычу, а тебе и не любопытно. А ведь я и песни пишу, и музыку к ним, я бы так хотела услышать от тебя комплимент о своем голосе, неповторимый, как ты умеешь. Но да тебе вообще особого дела не было до моего мира. А в нем я всегда пою.
Я иду по своему пустырю, скрестив руки над головой и наслаждаюсь прохладным ветерком. Что-то играет в наушниках, я даже не прислушиваюсь, просто приятная музыка, мне хочется распеться, но метрах в пятидесяти от меня по соседней тропинке идут женщины, и мне кажется, мои вопли обязательно до них долетят. Поэтому я молчу.
Я иду по торговому центру, с ним и его окружением тоже связанные маленькие невесомые воспоминания, их которых только и состоит наша история. И эта длинная дорога, каждый метр которой что-то значит для меня — лишь малая ее часть. Как и асфальтовый тротуар, как и фонтан в солнечный день, и тенистая алея, ведущая к мосту и ты где-то та-ам, далеко, неопознанной точечкой чернеющий на фоне красного солнца. Мы так далеко, что, наверное, воображать о случайно встрече было бы просто безрассудно. И я забываю, отпускаю, выдыхаю, но, знай, никогда не смогу думать о тебе плохо. В тот день было пасмурно и шел проливной дождь, в тот день ты исполнил мою мечту, чуть позже — исполнил мою фантазию. Я ни о чем из этого никогда не буду жалеть. И никогда не забуду.

@темы: _бабочки_, Кетлин, сопли, хроники, я